Юлия Латынина
Юлия Латынина. Фото из личного архива

Юлия Латынина: «Разница между дорогим и дешевым терактом такая же, как между дорогой машиной и дешевым самокатом»

Журналистка Юлия Латынина в программе «Воздух» на канале «Ходорковский Live» рассказала Елене Малаховской о том, почему на Белгород постоянно падают российские бомбы, как Путин нашел свое вундерваффе и какие самые страшные факты многие не заметили при теракте в «Крокус Сити Холле».

«Путин нашел могущественное оружие. Оно массовое и очень дешевое»

— Россия почти не комментирует инциденты с так называемым дружественным огнем в Белгородской области — «ну случилось и случилось». В некоторых случаях, как с фугасными бомбами, все молчат, пока информация не просочится к журналистам от местных жителей. Это вообще нормально? Разве они не должны хотя бы обещать жителям Белгородской области, что устранят причину, сделают, чтобы больше такого не повторялось? Или такого нельзя даже обещать?

— Насчет самолета в Крыму. Я думаю, что сейчас вам никто не скажет, кто именно его сбил. Мы знаем, что и украинская ПВО сбивала самолет — в том числе далеко за линией фронта. Хотя сейчас так не должно быть, потому что разъездной Patriot, который это делал, жестоко попался несколько недель назад, и судя по всему, эта возможность у украинцев исчезла. Если, конечно, они не используют одновременно еще и С-200, что вероятно. Так что тут просто подождем заключения экспертов. 

Что же касается КАБов (корректируемых авиационных бомб — «Полигон медиа»), они падают, потому что их много и потому что их хвостовые направляющие прикручены довольно кустарным способом. Суть не в том, что КАБы падают куда-то в Белгородскую область. Суть в том, что Путин нашел могущественное оружие, я бы даже сказала — чудо-оружие. То самое вундерваффе, которое все время искали, говорили, что это будет «Армата», что это будет «Буревестник»… Все эти полумифологические персонажи Z-мифологии или не существуют, или действуют не так, как заявлено. А чудо-оружие действительно есть — это КАБы, самые обыкновенные старые советские бомбы. Гигантские, потому что они бывают сейчас полторы тонны. Полторы тонны — это вещь, которая сравнима по силе взрыва с небольшой ядерной бомбой, какие в конце войны кидали на Японию. 

Почему это чудо-оружие? Потому что оно массовое и очень дешевое. Оно вообще ничего не стоит, потому что бомба лежит на складе с советских времен. К ней приляпали какой-то хвостик и какую-то систему прицеливания, очень относительнуют и тоже очень дешевую. Это и делает такое оружие абсолютно неостановимым.

КАБами перемешиваются с землей украинские позиции, это происходит непрерывно, и это — главная причина, по которой пала Авдеевка. Она пала не вследствие «мясных штурмов», а именно вследствие перемешивания с землей украинских позиций. Ответить на это Украине нечем, более того, КАБы выбивают даже артиллерию. Хотя, конечно, бóльшую часть артиллерии выбивают дроны, которые использует Украина. Те полмиллиона снарядов, которые нашла сейчас Чехия — дорого яичко ко Христову дню — вероятно, довольно сильно запоздали, потому что за это время Украина уничтожила много артиллерии.

Если российский Генштаб учится (а он очень многому учится, и он радикально себя несколько раз переизобретал во время этой войны), Путин не будет бросать войска в «мясные штурмы», он будет просто продолжать все перемалывать КАБами, которых все больше. И через некоторое время, допустим, к началу лета, накопит резервы. Это сделает его наступление, возможно, неостановимым. Единственное, что может этому помешать — это американские самолеты F-16, потому что F-16 как раз будут сбивать российские самолеты с бомбами. 

Но среди тех налетов ракет, которые мы видим сейчас, значительная часть приходится как раз не по объектам инфраструктуры, а по аэродромам. Причем, естественно, не по самой взлетно-посадочной полосе, а по каким-то вещам которые будут обеспечивать те же самые F-16. То есть стратегия заключается в том, чтобы американцы посмотрели и сказали: «F-16 птица тонкая, нежная, она просто с шоссе не будет взлетать, ей нужно все эти службы обеспечения». И эти службы обеспечения, еще раз повторяю, Путин пытается уничтожить — и частично что-то ему удается. Это самая главная проблема.

А поскольку самолетов с КАБами все больше и больше, и поскольку хвостики прикручены к бомбам кустарно и в принципе не предназначены крепиться там, где они крепятся, то, конечно, время от времени они падают.

«В течение часа с лишним, пока “Крокус” горел, не нашлось генерала, который сказал бы: “К черту инструкцию, пусть заходят пожарные и врачи, спасают людей”» 

— После теракта в «Крокус Сити Холле» Путин не устает искать украинский след. Следственный комитет, например, заявил, что нашел каналы финансирования террористов в Украине, якобы переводили наличные и криптовалюту. Приходят новости о том, что на одной из криптобирж в Москве проходят обыски. Возможно, это связанные вещи. Юлия, как будто это подготовка почвы для каких-то операций в Украине. Но для каких действий, по-вашему, это может быть?

— Путину нечего говорить, потому что в рамках его картины мира есть только один враг. Естественно, теракт будут списывать на тех, с кем Путин воюет в данном случае. Более того, он уже говорит, что за Украиной просматриваются американские кукловоды.

Но по факту мы имеем следующее: американцы предупреждали Путина, что будет теракт, который совершит ИГИЛ Хорасан. ИГИЛ Хорасан показал, что он совершил теракт: продемонстрировали видео, которое было снято перед терактом.

Понятно, что мы видим разные теории. Когда вы живете в своей картине мира и в нее начинают приходить новые вводные, вы их отвергаете, вы продолжаете вашу картину мира. Тем более, если теракт уже совершен, надо как-то его объяснять. Потому что получается, что четыре исламиста, которые, насколько я понимаю, не имели серьезной подготовки, это устроили и за несколько минут убежали с места теракта.

На самом деле мне кажется, что никто не заметил самого главного во всей этой истории. Дело же не в том, что говорит Путин или что говорят другие конспирологи. 

Дело в том, что раньше мы сталкивались с серьезными терактами, с большим захватом заложников и, соответственно, с серьезной подготовкой. Потому что Норд-Ост, Беслан не могут устроить четыре человека, которые не имеют серьезной боевой практики. И в свое время, судя по всему, была отдана жесткая инструкция на уничтожение террористов, не считаясь с потерями заложников. И, кстати, террористы сделали из нее вывод, потому что мы больше не видим в России терактов с захватами заложников. Потому что понятно: что бы ты ни потребовал, власть не будет это исполнять, тем более, что и требования исламских террористов, откровенно говоря, обычно невыполнимы.

Но проблема заключается в том, что тут мы видим очень дешевый теракт. А разница между дорогим и дешевым терактом такая же, как между дорогой машиной и дешевым самокатом, который может произвести любой и поехать на нем любой.

Видим еще одну очень страшную вещь – что большое количество людей погибло от огня. Помимо того, что там были закрыты пожарные выходы, был еще час с лишним, когда в 20:13 из здания выбежали террористы и только в 21:36 пошли первые сообщения в Telegram-каналах, что спецназ зашел в здание. Понятно, что это был какой-то особый спецназ, что он действительно не мог быстро приехать, потому что телепорт еще не изобрели. 

Но также понятно, что существовала инструкция, где было написано: после того, как здание было захвачено террористами, до приезда спецназа в него никто больше не входит – даже если оно горит, даже если это пожарные. Тут  мы можем только фантазировать, но причины, скорее всего, две.

Во-первых, приоритет – уничтожение террористов. Во-вторых, инструкции в подобных вещах пишутся кровью. Представьте, что в здание заходит пожарный, он тоже становится заложником, террористы переодеваются в его одежду, смываются с места преступления в противогазе. 

Сама по себе логика этой инструкции, если считать ее инструкцией по уничтожению террористов, а не спасению заложников, понятна. Даже если заходит просто непрофессионал и пытается сыграть роль Крепкого орешка. Например, забегает неподготовленный полицейский, в него стреляют, стреляют каких-то заложников… 

Но вот что страшно: там же есть камеры, и было видно, что террористы давно убежали. И в течение часа с лишним, пока «Крокус» горел, не нашлось генерала, который сказал бы: «К черту инструкцию, ребят, пусть заходят пожарные и врачи, спасают людей». То есть у них не хватило решимости, интеллекта или просто элементарного знания обстановки, чтобы отдать подобный приказ. 

Именно это должно было бы анализироваться в нормальном

государстве (в нашем, думаю, не будет): как получилось, что в течение часа с лишним спецслужбы не сообразили, что террористов уже нет и что приказы надо на ходу менять. Потому что именно это стоило жизни огромному количеству людей.

И вторая не менее важная вещь. Понятно, как предотвращать массивные теракты, когда десятки людей собираются, заранее готовятся, тренируются. А как предотвращать теракт, который заключается в том, что два дебила взяли два ведра бензина, забежали в универмаг и подожгли?

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Путин и пустота. Почему население нищает, а власти заявляют о победе над бедностью