Фото: Владимир Осечкин/Facebook
Фото: Владимир Осечкин/Facebook

«Спецслужбы Украины или внутривидовая борьба российских силовиков»: Владимир Осечкин озвучил версии убийства Владлена Татарского

Основатель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин в прямом эфире программы «Воздух» на канале Ходорковский Live прокомментировал несколько версий убийства военного корреспондента и блогера Владлена Татарского.

Вечером 2 апреля в петербургском кафе Street food bar № 1 на Университетской набережной произошел взрыв. Погиб военкор, пропагандист Владлен Татарский (настоящее имя Максим Фомин). Пострадали еще 32 человека среди них – 14-летняя девочка. 24 человека были доставлены в больницу Петербурга, 10 из них находятся в тяжелом состоянии.

– Как вы думаете, кто стоит за убийством Владлена Татарского? У нас есть 3 варианта для вас: украинские спецслужбы, Федеральная служба безопасности и военное подполье.

– Я бы разделил этот вопрос на две части. Первая – кто конкретно сделал бомбу, вторая – кто заказал и допустил. Какая спецслужба должна была контролировать этот процесс и, скорее всего, контролировала, но допустила совершение вот этого взрыва, который сейчас уже Следственным комитетом квалифицирован как теракт в одном из ресторанов, принадлежащих Евгению Пригожину и группе компаний. Буквально там в 150 метрах от его гнезда, такой там отель-дворец, названный в честь одного из известных итальянцев. В подвале здания есть камеры КПЗ для неугодных Пригожину. Все это совершено в том месте, где Евгений Пригожин и его служба безопасности, его сотрудники фабрики троллей, очень часто проводят время.

То есть, с одной стороны, бенефициарами в этой истории выступают спецслужбы, которые хотели ослабить позицию Евгения Пригожина. То, что все это случилось на его территории, что он сейчас сильно пытается скрывать, дистанцироваться от этого, уехал в Бахмут – все это говорит о том, что допущен теракт на территории Евгения Пригожина.

Во-вторых, здесь бенефициаром может выступать, если гипотетически рассматривать все версии, в том числе и то, что за этим стоит сам Евгений Пригожин. Потому что за последние несколько месяцев мы видим, как он потерял влияние, его перестали пускать в колонии набирать заключенных Ему нужно было каким-то образом добиться аудиенции с Путиным или как минимум телефонного звонка, чтобы объясниться.

Мы знаем, как Константину Малофееву была предоставлена госзащита по линии ФСБ, когда на него было совершено якобы покушение на убийство и теракт. Здесь та же самая схема, тот же самый метод – когда все это происходит теперь уже не у Малофеева, а у Пригожина. Он, очевидно, может претендовать на госзащиту. Будет говорить о том, что он является одним из объектов для атаки со стороны Украины. Таким образом он может попытаться взять какой-то реванш или хотя бы через жалость, через вот эту ситуацию добиться какого-то смягчения того, что Путин начал в отношении него с конца января. 

Ну и, конечно, не нужно сбрасывать со счетов и третью версию. Очевидно, что после того, что произошло с дочкой Дугина, в целом ряд таких достаточно известных в паблике персонажей, взяли на себя ответственность за это. Но вообще в принципе возможно, что это был и сам по себе теракт. Здесь самое важное: в России тоталитарное государство, и они контролируют все и вся. Оппозиционер выходит из дома на митинг и его сразу арестовывают. Только человек сделал какие-то репосты или художница расклеивает наклейку в магазине – ее тут же арестовывают. Здесь ФСБ это допускает.

Поэтому вполне возможно, что бенефициарами этой истории выступают те, кто сейчас лоббирует транзит власти внутри самой ФСБ и хочет определенным образом совершить ротацию в центральном аппарате ФСБ по линии управления по защите конституционного строя, по борьбе с терроризмом. Потому что в том случае, если это действительно теракт – третья версия – тогда это, конечно, полный провал, это какие-то игры спецслужб внутри силового блока – за это ответственно именно вот это подразделение. Я думаю, что ближайшие одну-две недели мы увидим по кадровым перестановкам, назначением и возможным обыскам, в том числе в компаниях Пригожина, кто за этим стоит в результате этого 

– Тут еще одна любопытная деталь: вы не зря обратили внимание на место, где состоялось убийство. Но ведь буквально в километре находится квартира Владимира Путина на Васильевском острове – 10 минут пешком идти. Конечно все очень символично и очень много каких-то параллелей образуется. Я бы хотел у вас поинтересоваться: как вы думаете, возможно ли, что волна афтершоков дойдет до непосредственно высшего руководства Федеральной службы безопасности?

– Действительно, это просчёт именно этого ведомства. Ну или просчет или расчет, я пока еще не готов сказать. Это ФСБ проморгало или ФСБ по сути дела выступила бенефициаром всего этого, для того, чтобы в последующем внутри произвести какую-то ротацию. Чтобы одни генералы сместили других и получили контроль уже там над экономическим блоком, бюджетом Министерства обороны и так далее.

Понятно, что многие сейчас в России пишут, что это якобы Украина, украинский след. Честно говоря, Татарский – обыкновенный говорун роспропаганды, таких у них десятки. Я в такую цель не сильно верю. Склоняюсь больше к тому, что это было инсценировано внутри России для того, чтобы создать еще один повод для закручивания репрессии, подъема военных настроений. Возможно, для новой волны мобилизации.

Путин и такие, как Пригожин, на территории которого совершено ЧП – эти люди начали войну. Они начали делать все возможное, чтобы война пришла в Украину и, соответственно, в Россию. Вот если бы изначально не было диктатуры Путина, то и не было бы этой подлой войны. Я думаю, что вот этих определенных терактов, взрывов, хлопков на территории России тоже бы не было. В результате уже огромное количество тысяч человек погибло.

Как предотвратить, как избежать подобное? Прекращать боевые действия, выводить войска и начать привлекать к ответственности тех, кто развязал эту подлую войну. Сейчас внутри России спецслужбы постараются еще один козырь получить, криминализировать окончательно ФБК, Gulagu.net или какую-то любую другую правозащитную или оппозиционную организацию – это понятно. Они сейчас будут стараться каждый день придумать новые версии.

Я несколько недель назад опубликовал письмо от нашего источника, которого западная пресса называет The Wind of Сhange. Он предупреждал, что в России под контролем спецслужб и с их подачи будут происходить теракты как раз для того, чтобы еще больше закручивать гайки и поднимать военные настроения. Потому что в этот затухающий костер войны, в эти затухающие угли Путину сейчас очень нужно вбрасывать какой-то новый кислород, чтобы еще больше разжигать ненависть по отношению к украинцам. Потому что? несмотря на то, что целый год пропаганда промывала мозги, нет никаких очередей из добровольцев, которые хотят воевать против Украины.

Сегодня со стороны России это самая настоящая война наемников, где Путин тратит колоссальные бюджетные средства для того, чтобы с помощью наемников поддерживать эту войну. Как только они перестанут это все финансировать, то большая часть уйдет с поля боя. Поэтому они понимают, что у них к осени закончатся деньги и к этому времени нужно совершить ряд каких-то вещей, которые действительно смогут настроить россиян против украинцев. Мне кажется, вот в эту сторону надо смотреть. 

Еще я читал версию про то, что это могут быть внутривидовые разборки внутри России, даже питерских, скажем так, между Пригожиным и Бегловым. Как вы думаете, возможно?

Я не думаю, что бюрократ Беглов будет закладывать бомбу в ресторан Евгения Пригожина. Нет никакого смысла в этой схватке, Пригожин проиграл. Весь его удел — это мясорубка в Бахмуте, Африка. И в Питере он совсем не рулит, поэтому зачем Беглову каким-то образом менять расстановку сил? Пригожин и его служба безопасности понимают, что им закрыли доступ в колонии, новых наёмников они уже не наберут. Компания с рекрутингом спортсменов провалилась: никакие спортсмены не хотят, чтобы им завтра минами и бомбами отрывало руки и ноги, им важно сохранить свое здоровье, продолжать заниматься спортом, а не сидеть в инвалидной коляске. Соответственно человеческий фактор – люди не идут в “Вагнер”, все схлопывается. Единственный вариант – опять вернуться к рекрутингу заключённых, чтобы пополнять ряды “Вагнера”, которые редеют под Бахмутом и по другим направлениям.

Здесь как раз вот эта инсценировка с представлением Пригожина его группы компаний как объекта атаки со стороны украинцев, американцев, российских экстремистов, оппозиционеров, кого угодно. Здесь они сейчас будут максимально вышибать слезу и разыгрывать эту карту с тем, чтобы хотя бы каким-то образом вернуться на те позиции, на которых Пригожин стоял еще в декабре прошлого года.

– Есть видео с допросом несчастной Дарьи Треповой. Подавленная и униженная девушка, к которой оперативник ФСБ обращается на «ты». Но меня больше всего удивил ее последний ответ: «Можно я вам позже скажу?». Вам не показалось это странным? 

– Да это все внепроцессуально, потому что любые допросы задержанных, подозреваемых, обвиняемых должны проводиться в присутствии адвоката. В любом случае сотрудники следствия обязаны уважительно общаться на «Вы». Здесь изначально понятно, что это снимали оперативники ФСБ: морально задавили, тыкают, уже подводят к озвучиванию определенной версии, которая их устраивает.

Поэтому те слова, которые девушка озвучивает, я бы сейчас делил надвое, так как под таким давлением, под которым она находится, можно сказать все что угодно и подписать любые показания, лишь бы только скорее прекратить вот эти издевательства, унижения и обратно вернуться в камеру без риска подвергнуться пыткам. Она прекрасно понимает, что она в России, перед ней ФСБ и жаловаться по большому счету бесполезно в этой военной ситуации. Поэтому, конечно, она здесь одна против вот этой огромной системы.

И я уверен просто, что, с учетом того, что они уже ее психологически надломили, завтра они смогут от нее получить любые необходимые подписи с тем, чтобы потом предъявлять эти протоколы и обвинять кого угодно. В том числе нас с вами, Алексея Навального или еще кого-то. Здесь понятно, что они уже не придерживаются никаких процессуальных тонкостей и выкладывают специально для того, чтобы продемонстрировать, что им плевать на уголовно-процессуальный кодекс.

– После записи этого видео пришла информация о том, что обвиняемая сказала, что с ней на связь выходил Роман Попков – наш коллега, журналист, который живет в Киеве. Он бывший представитель московского отделения Национал-большевистской партии Эдуарда Лимонова. Якобы общался с Треповой накануне и еще задолго до этого учил журналистике, и вот передал ей статуэтку, которая сдетонировала. А ему в свою очередь, ее передал какой-то сотрудник СБУ или другой представитель украинских спецслужб. Что вы думаете об этой версии?

– Я думаю, что Роман на свободе в Киеве, наверное, лучше ему задать эти вопросы в эфире или во время интервью и поинтересоваться его мнением. Относительно этого мне здесь прокомментировать нечего.

– Я тогда озвучу реакцию Романа Попкова, которую он опубликовал в telegram-канале. Он отверг все обвинения в причастности к убийству. Говорит, что знаком был с девушкой по социальным сетям, но давно не общался и никаких заданий не давал. Удивляет “чехарда” в показаниях и версиях властей, потому что сначала ФБК появляется, потом Попков, до этого накануне еще говорили про либертарианцев. Почему такая неразбериха, как вы думаете?

– Дело постепенно поднимается на самый высокий уровень: и по линии ФСБ, и по линии Следственного комитета. А у разных полковников и генералов разные интересы: одному нужно еще одно уголовное дело Навальному придумать, и он на этом строит карьеру, у другого история – контрразведка по линии Украины, у третьего – зачистка российской оппозиции, ее криминализация. Делается это для того, чтобы вообще окончательно превратить все в молчаливое болото, где любой человек боится пикнуть. В уголовные дела по терроризму сотрудникам ФСБ можно вписывать абсолютно любых людей.

Вот у нас на подходе скоро будет публикация сенсационных материалов как раз о второй службе ФСБ. Это управление по борьбе с терроризмом, которое на самом деле, конечно же, не какую-то демократию, прописанную номинально в Конституции, защищает, а, скорее, наоборот, диктатуру. Как они под пытками людей заставляют брать на себя вину в том, чего они не совершали, и самое страшное – оговаривать любых людей по фотографии, подписывать, не глядя, показания, приписывать всем терроризм при том, что эти люди даже были незнакомы. И здесь очевидно, что подобные дела они сейчас будут использовать. Если раньше это были какие-то оппозиционные политические дела, то теперь они просто решили на базе этих терактов криминализировать любых оставшихся на свободе оппозиционеров как внутри страны, так и за границей. Дальше они будут в такие дела вписывать неугодных, чтобы им заочно или очно выписывать 15-20 лет в колонии строгого режима.

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Алексей Венедиктов, Эхо Москвы
Алексей Венедиктов: «Нас хотят вычеркнуть из истории»